По алфавиту


1


                                                                 

                                                              А,Б,В,Г,Д,Е,Ж,З,И,К,Л,М,Н,О,П,Р,С,Т,У,Ф,Х,Ц,Ч,Ш,Э,Ю,Я

                 


Дополнительные разделы:

Как горел театр

. Posted in ГАЛЕРЕИ - Рассказы про Тбилиси

Рейтинг пользователей: / 1
ХудшийЛучший 

Козлов Алексей Алексеевич, родился  в 1932г.  в Тбилиси. В 1955г. закончил физ.фак. Тбилисского Гос. Университета. Сначала занимался физикой элементарных частиц, а потом переключился  на биофизику. Доктор ф.-м. наук. В 2004 году вышел на пенсию и переехал в г.Зеленоград, где и живет с сыном, и внуками.

dramtheater rustaveli


Как горел театр им.Ш.Руставели

До августа 1960 года я жил в доме № 15 на проспекте Руставели. Этот дом был расположен в самом центре города – между гостиницей «Тбилиси» и грузинским драматическим театром им. Ш.Руставели.

Описываемые события развернулись, насколько я помню, в ночь с 8-го на 9-е июня 1949 года. 9-го мне предстоял экзамен по геометрии – я заканчивал десятый класс. Естественно, нормально подготовиться я не успевал и, поставив будильник на 6 часов утра, чтобы успеть еще подзаняться геометрией до экзамена, назначенного на 9 часов, лег спать. Однако в половине второго ночи я проснулся от звуков двух выстрелов. Выскочив во двор, был поражен видом задней стены гостиницы, залитой оранжевым отсветом. Тоже проснувшиеся соседи, столпившиеся во дворе, полуодетые, повторяли: «Пожар, пожар, горит театр Руставели!». Я помчался по лестнице на четвертый этаж, откуда, как на ладони, был виден весь задний двор театра. Огромные створки ворот, через которые, обычно, завозили громоздкие декорации, были охвачены пламенем. Рядом со мной стоял мой сосед и сверстник, Заури, который сказал, что выпалил из двустволки его отец, чтобы привлечь чье-нибудь внимание. Но во дворе театра не было видно ни души. Потом выяснилось, что неделю назад, из семи штатных пожарников театра, осталось только двое, дежуривших поочередно. Остальные были уволены по сокращению штатов. Минут через десять во дворе театра показалась фигура, тащившая за собой пожарный шланг, из которого тоненькой струйкой текла вода – мертвому припарки. Еще минут через пятнадцать появились, наконец, настоящие пожарники и стали заливать горящие ворота. Под хорошим напором воды снаружи пламя было потушено, и пожарники со своими брандспойтами вошли внутрь. Мы с Зауром решили подождать еще минут десять и разойтись по домам. Только мы собрались уходить, как вдруг в небо на высоту 20-30 метров взметнулся столб огня, в котором летели горящие бревна и угли. Дело в том, что со стороны кулис сцены к зданию театра было пристроено вспомогательное здание, представлявшее собой в плане прямоугольник и высотой этажей в пять-шесть. Так вот, оказалось, что этажи этого здания прогорели насквозь, и когда рухнула сгоревшая крыша, образовалось нечто похожее на действующий вулкан. Если до этого момента все было относительно спокойно, то тут началась паника, подстегнутая вдруг появившимися в нашем дворе людьми в форме внутренних войск, которые приказали готовиться к эвакуации. Я спустился домой успокаивать маму и тетю, которые, впрочем, особенно не паниковали, но, на всякий случай сложили все ценное в два чемодана и велели мне отнести их к своей подруге, жившей на улице Бесики (это напротив нашего подъезда). Я послушался, но, когда я вышел из подъезда, оказалось, что весь квартал оцеплен войсками, освободившими проспект для пожарных машин, которых было штук 8-10, и оттеснивших зевак к Дому офицеров. Мне сказали, что выпустить меня выпустят, но

обратно не впустят. Я вернулся домой. К этому времени в нашем дворе образовалось озеро, в котором плавали потухшие угли и какие-то деревяшки – пожарные (машины которых запрудили весь Типографский тупик, выходивший на улицу Дзнеладзе, и саму улицу) стали поливать все близлежащие крыши, поскольку горящие обломки засыпали все вокруг. Всех жильцов с пожитками все-таки заставили выйти в Типографский тупик, подальше от пожара, но за оцепление никто не вышел – все ждали конца. Да и захватывающее зрелище это было: то из одного окна заднего фасада театра, то из другого вырывались языки пламени, и струи брандспойтов направляли туда. Часть пожарных втянули шланги внутрь здания, через ворота, которые уже снаружи загасили. Соседи в тупике собирались кучками и обсуждали проблему – может ли загореться и наш дом за компанию. Оптимистов, как помню, было больше. Кстати, пожарные потом говорили, что при малейшем ветре, если бы такой был, мог бы выгореть весь квартал. Короче говоря, к моменту, когда меня должен был разбудить будильник, снаружи видимого пламени не осталось. Ложиться я естественно, не стал, тупо посидел над учебником, позавтракал и пошел на экзамен. На экзамене о геометрии и речи не было – я в красках описал увиденное, получил заслуженную пятерку и помчался домой. Дома уже все успокоились, но со стороны проспекта оцепление еще не было снято (я входил со стороны Дзнеладзе). Поскольку наш дом и здание театра примерно одной высоты, то перелезть с нашей крыши на крышу театра не составило никакого труда. К счастью, таких находчивых больше не оказалось, и я спокойно начал все осматривать. Встречались люди, очевидно, сотрудники театра. Меня никто и не останавливал и не спрашивал кто я такой – раз я был там, значит я свой. Потом я встретил там своего друга – Бадри Кобахидзе и его однокурсников (они тогда был студентами театрального института) - Гурама Сагарадзе, Гоги Гегечкори и кого-то еще. Они ходили, как потерянные. На мои расспросы они тогда не могли ничего ответить, более того, я сам им рассказал о том, как это происходило.

Теперь – что я видел. Те, кто знает здание театра изнутри, наверняка помнят концертный зал, под потолком которого по всему периметру были расположены лампочки с матовыми плафонами. Теперь крыши над залом не было, как и стекол в окнах, а вместо плафонов свисали матовые сосульки. О температуре пожара можно судить и по тому, что я видел оплавленные и искореженные стальные двутавровые балки. Пройдя по чердаку к большому залу, я увидел, что часть потолка со стороны сцены рухнула. Но знаменитая люстра, хотя и закопченная, осталась висеть, поскольку крепилась к прочной стальной арочной конструкции. Выгорели и первые несколько рядов партера, не говоря уже о сцене. Вообще, вниз, внутрь оставшейся целой, части театра, я не рискнул спуститься – могло и нагореть: кто я такой – просто любопытный мальчишка. Поэтому я ходил только по чердаку и верхнему этажу, заглядывая сверху во все помещения, где потолки выгорели на один-два этажа. Меня потрясла комната, очевидно, часть помещения библиотеки, заваленная обгоревшими и залитыми водой книгами, которые пытались разобрать несколько женщин. Когда книгу раскрывали, то было видно, что только в центре ее сохранились светлые овалы, обрамленные обуглившимися остатками листов. Ужасное зрелище!

Теперь о том, что я узнал потом от того же Бадри Кобахидзе. Хотя причина пожара официально и не была установлена, но наиболее вероятной является следующая. Накануне в театре шел спектакль «Пирвели набиджи» («Первый шаг»). По ходу действия происходит выстрел. Тогда же заметили, что тлеющий пыж холостого выстрела попал в травяной мат, который стал дымиться. Мат, вроде бы, затушили, но, очевидно, не до конца. Очень правдоподобная версия, поскольку это произошло около 10 часов вечера, а пожар вышел наружу как раз со стороны кулис, где-то в половине второго.

Потери (не считая уже описанного). Погиб один пожарный, сгорела основная масса декораций, костюмов и реквизита. Ну, и много разных «мелочей».

Я уже и не помню, сколько времени потребовалось на восстановление театра. Но, первое, на что я обратил внимание, когда попал туда – это матовые плафоны, которые по-прежнему украшают концертный зал.

А наш дом и гостиница «Тбилиси», которые тогда не пострадали, являли собой не менее жуткое зрелище после известных событий.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить


Анти-спам: выполните заданиеJoomla CAPTCHA

Дорогие посетители данного сайта! За трафик и поддержку сайта приходится платить. Если информация на сайте оказалась для Вас полезной, радостной, вдохновляющей... мы будем рады принять от Вас посильную помощь )).

 

Номер Киви кошелька 9637127827 >>>ссылка<<<

Номер карты VISA Сбербанк 4276400011554640

Номер карты MasterCard ВТБ 5543860095574208

Долларовый счет >>>ссылка<<<

Pay Pal paypal.me/tbilislang >>>ссылка<<<

Можно пополнить баланс телефона  +79637127827


Спасибо за поддержку сайта.